История УВД ("Стройка века")

ИСТОРИЯ милиции в Набережных Челнах — это часть истории уникального явления, названного строительством Камского автогиганта. 14 августа 1969 года было принято совместное постановление Центрального комитета коммунистической партии и Совета Министров СССР о строительстве в Набережных Челнах комплекса заводов по производству грузовых автомобилей.
his_1.jpg
17 июля 1969 года
Этот выдающийся социально-экономический проект XX столетия обеспечивал рывок в развитии целого ряда стратегически важных отраслей — нефтедобычи, энергетики, автомобилестроения, сельского хозяйства. Недаром он был назван Всесоюзной ударной стройкой, уникальной особенностью которой стало то, что за невиданно короткий срок были освоены огромные капиталовложения, построены девять заводов автомобильного гиганта. Второе рождение пережили и Набережные Челны, превратившись в белоснежный автоград, отвечающий самым строгим требованиям и нормам архитектурного дизайна. Крылатая фраза «КамАЗ строит вся страна!» в полной мере отразила масштабы этого события, энтузиазм и трудовой подъем добровольцев — представителей более шестидесяти национальностей, которых повлекли в прикамские степи романтика созидания и дух патриотизма.
his_2.jpg
Не будет преувеличением сказать, что основой замысла и сверхзадачей Великой стройки было не только создание потрясающих воображение материальных ценностей, но и создание ценностей духовных. В стране, все глубже погружавшейся в сонную одурь застоя, показухи и двойной морали, это был, пожалуй, последний всплеск творческой энергии государства, последняя попытка воплотить социалистический идеал или хотя бы напомнить людям о ценностях, ради которых было принесено столько жертв и пережито столько испытаний. Разумеется, и этой великой стройке, как и всем предыдущим, были присущи вопиющие бесхозяйственность и неразбериха, расточительность и злоупотребления, бюрократизм, трескучая пропаганда, традиция думать о человеке сегодняшнем в последнюю очередь. Но человеку свойственно мечтать и верить в лучшее. Чистота сердец и помыслов свершили подвиг труда на берегах Камы, и это не может быть подвергнуто никакому сомнению. Энтузиасты верили, что строят новый мир и новые отношения. И они чувствовали себя новыми людьми. Не жалея своих нервов и сил, они восторженно возводили мир своей мечты. И найдется ли тот, кто упрекнет их за это!
          Рождение и развитие Управления внутренних дел как одного из неотъемлемых атрибутов современного индустриального и административно-культурного центра происходило в Набережных Челнах так же стремительно, как и само создание Камского территориально-промышленного комплекса, города и заводов КамАЗа. Огромная заслуга милиции как структуры государственной власти заключалась в том, что в этот период, несмотря на разбросанность строительных площадок и многочисленных временных поселков, неуютный быт вагончиков и общежитий, отсутствие дорог с твердым покрытием, хозяевами жизни здесь чувствовали себя именно те, кто олицетворял собой здоровые силы нарождающегося города.
his_3.jpg
Н.В.Хаустов встречает руководителей управления МВД СССР
Но судьба всех великих деяний в истории такова, что в момент их свершения взору широкой общественности видна лишь героико-романтическая, парадная сторона, а теневая, изнаночная, оставшаяся за кадром, открывается впоследствии — как горькое похмелье. Горделивый пафос бульдозерного ножа, презрительно сдирающего с лица Родины «жалкое захолустье», еще откликнется ноющей болью в груди, еще аукнется в железобетонных закоулках города-спальни стаями жестоких отморозков с пустыми глазами — детьми прекраснодушных романтиков.
          Потому настала пора сказать еще об одном подвиге на Каме — о том, какой девятый вал преступности лицом к лицу встретили челнинские милиционеры, сколь неравной была вначале эта необъявленная война, какие в ней были жертвы и ценой какого мужества и самоотверженности удалось загнать этого джина в бутылку.
his_4.jpg
Принятие присяги челнинским гарнизоном милиции на площади ДК "Энергетик". 1971 год
В маленький прикамский городок хлынул поток строителей-добровольцев. Население росло не по дням, а по часам. Если в 1970 году здесь было 37,2 тысячи жителей, то в 1971 уже 54,8, в 1972 — 84,6, в 1973 — 129,1 тысячи. К 1976 году горожан стало более 230 тысяч. Работали здесь и примерно полторы тысячи иностранцев из более чем сорока стран. Неожиданное превращение тихого захолустья в бурлящую новостройку, размах которой превзошел все мировые масштабы, изменило быт, социальную структуру, традиции челнинцев, а вместе с тем породило и совершенно иную картину преступности. Набережные Челны стали самым неблагополучным городом в республике. На 10 тысяч населения здесь совершалось в среднем 1200 преступлений в год. Статус же подразделения, призванного охранять порядок в этом бурлящем муравейнике, оставался прежним: ГРОВД Набережночелнинского горрайисполкомов ТАССР.
          Упомянутые выше цифры, само собой разумеется, разрушают идиллический образ общества «развитого социализма», а также «человека новой формации». Увы, в действительности наши великие стройки с толпами незнакомых между собой людей, с несметными — и часто безнадзорными — материальными ценностями, с тугими струями финансовых потоков — это ли не райское местечко для правонарушителей всех мастей, от звероподобных скуловоротов до утонченных интеллектуалов теневых комбинаций! А иначе почему же великие стройки обходились государству втрое дороже запланированного?
          Чтобы окунуться в атмосферу 1969—1975 годов, получить представление об оперативной обстановке того времени, понять, с какого рода публикой приходилось иметь дело челнинской милиции, нужно обратиться к рассказам очевидцев.
          Вот что вспоминает Шамиль Нафигуллович Шайдуллин, член Союза российских писателей, ветеран челнинской милиции, в 1974 году работавший инспектором ОБХСС по обслуживанию КамАЗа:
          «При строительстве Нижнекамской гидроэлектростанции — главного объекта энергоснабжения города и КамАЗа — из зоны затопления выводились огромные кладбища, принадлежавшие древним селам, раскинувшимся по берегам Камы. На перезахоронение выделялись огромные суммы денег, которые зачастую «уплывали» в карманы чиновников, в то время как погосты переносились на другие места только на бумаге.
his_5.jpg
Перекрытие Камы
          Сколько «мертвых душ» стали источником наживы современных Чичиковых? — этим вопросом заинтересовались соответствующие отделы ГРОВД, в том числе ОБХСС на КамАЗе.
          Один из чиновников, занимавший высокий пост в райисполкоме, человек в расцвете сил, самоуверенный, решительный, просто обожал мутные водоемы, из которых можно было выгребать большие уловы. До поры до времени это ему прекрасно удавалось. И потому новое словосочетание — «зона затопления» — так заинтриговало Иркенурова (фамилия изменена — ред.), что он лишился покоя. Опытный рыбак печенкой чувствовал близость солидного, лакомого куска, который можно прихватить без всяких затрат и усилий. Ведь в населенных пунктах, которые вскоре навеки скроют тяжелые речные волны, давно уже нет ни одной живой души. Людей переселили в город, а в селах лежат лишь останки усопших.
          Первым делом надо было составить убедительный перечень «вскрытых» захоронений — именно в этом и была «соль» затеи. И цифры получились немалые. Значились в этих списках даже «духи» — ровесники Ивана Грозного, современники императрицы Елизаветы. Поскольку все это был контингент безропотный, молчаливый, как могила, Иркенуров действовал вдохновенно и нагло.
          Но он не учел одного — что за ним тоже внимательно следят. Не успел делец очухаться, как очутился на допросе. Ни должность, ни партбилет не помогли на этот раз. На допросе он вилял, выкручивался, утверждал, что останки перезахоронены. Но когда его повезли и попросили показать новые кладбища, то, естественно, ни одной могилы не нашлось.
          Салим Самигуллович Шарифуллин, симпатичный молодой лейтенант, главный сыщик по этому делу, завершил операцию «могильщик» блестяще! А многотомное уголовное дело было успешно расследовано и передано по подсудности следователем Светланой Николаевной Булаевой. Вскоре состоялся открытый судебный процесс. Может быть, впервые за все годы коммунистического правления в истории Татарии публично был осужден партийный функционер такого уровня, каким являлся Иркенуров.
          «Показательная порка» продолжалась почти месяц, и все это время Москва неотступно держала руку на пульсе процесса. Заседания транслировались по телевидению. Государству была возвращена крупная похищенная сумма, а расхитителя отконвоировали в места не столь отдаленные.
          С. С. Шарифуллина за хорошую работу вскоре перевели в городское управление милиции города Москвы, Светлану Николаевну наградили ценным подарком.
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России